Коротко о насущном
Стихи
Песни
Друзья
Литературный уголок
Пиши мне
Фотоальбом
Дневник
 

Про Дорофея Хулина


Дорофею Хулину никогда не везло. И не везет. Просто патологически как-то не везет. Хотя и уважают его и любят. А не везет!
Однажды собрались жильцы дома на собрание. Стали домсовет выбирать - первичную ячейку самоуправления народного.
Встал председательствующий, Фома Идельгердович, и говорит:
- Кого в голову совета возьмем?
- А Хулина Дорофея! - закричал кто-то в конце коридора.
- Хулина Дорофея! - поддержал кто-то сзади.
- А чего сразу, как Дорофея так хули? Пусть Дорофей будет! - завопил усатый дядька из первых рядов. - Хули нам?
В общем, покричали, поспорили, поколотили Дорофея, да разошлись по домам.
А Дорофей сел на кухне, снял тельняшку, да стопочку опрокинул. А хули ему?


Полиграф Шароманович не видел злого умысла в делах Дорофея, но морду набил. На всякий случай.


Проснулся как-то Дорофей Хулин утром в своей квартире. А в голове "зубная нитка" вертится. Испугался Дорофей, решил похмелиться. Хлопнул стопочку. И все равно зубная нитка покоя не дает. Стал Дорофей думать что же это такое, - зубная нитка? Долго думал Дорофей про зубную нитку. Пока не стемнело. Тогда решил Дорофей еще стопочку накатить. Потом достал он катушку, оторвал кусок черной нитки, положил возле зеркала в ванной. И забыл про зубную нитку.
Теперь ты сам думай про зубную нитку!


Лежал как-то Дорофей на диване. И захотелось ему спать. Бросил Дорофей ботинком в выключатель и попал! Тот аж искрами рассыпался, вспыхнул, зашипел. Свет и погас.
"Замыкание!" - подумал Дорофей и уснул.


Дорофей Хулин лежал на диване и смотрел в телевизор. Он понимал, что Госкомсвязи - это серьезная организация. Но из всех связей предпочитал Лильку из пятого подъезда.


Дорофей туго скрутил вчерашнюю газету и хлопнул по стене. Так он тосковал о лете.


Дорофей любил читать. При этом, он обладал привычкой прочитывать каждую, попавшуюся на глаза, букву. В последнее время Хулин очень страдал от этой привычки. Каждый раз, обнаруживая в почтовом ящике ворох бумажек, он прочитывал каждую от первой до последней строчки. Кулаки его сжимались, а на глаза наворачивались слезы.


Дорофей Хулин никогда не читал Виктора Пелевина. А хули ему?


Дорофей проснулся в хорошем настроении. Он распахнул окно, щурясь от яркого весеннего солнышка, вдохнул свежий, бодрящий воздух и открыл глаза. Через двор, чуть сгорбившись, медленно брел Моисей Филармонович в старом сером плаще до колена, в темносинем берете и с неизменной скрипочкой в потертом коричневом футляре.


Дорофей не любил рыбок. И рыбки не любили Дорофея. Они злобно смотрели на него сквозь стекло и открывали рты. "Матерятся!" - догадался Хулин и посыпал воду кормом.


Дорофей любил джаз. Очень! Очень он любил это слово! Правда, не знал где бы его сказать. Оттого любил еще сильнее.


Под раскидистым кустом в сухой листве копошилась большая стая воробьев. Они не чирикали, что казалось странным для такого скопища этих пернатых, а что-то клевали и создавали шелестяще-трескающий шум.
"Как громко чавкают!" - подумал Дорофей и пошел дальше.
Был чудесный осенний день.


Дворник Романов - длинный, худощавый мужик в синем халате и кирзовых сапогах, подметал большую лужу посреди двора.
"Тщета," - подумал Дорофей и поёжился в предчувствии зимы.


Дорофей поскреб пальцем белый кафель кухни. Детские воспоминания застали его врасплох.


Дорофей открыл окно и выглянул во двор. Серый день и снежная морось дохнУли в лицо. "Грустно," - подумал Дорофей и плюнул вниз.


Звонок раздался настолько неожиданно, что Дорофей даже не накинул рубашку.
На пороге стояла невысокая полная девушка в темных джинсах и в мужской куртке.
- Как тебя зовут? - растерялся Дорофей.
Девушка выплюнула жвачку на цементный пол.
"Надо коврик купить" - задумался Хулин.
- Мы тут за партию агитируем! - разбудила его девушка неожиданно приятным голосом.
- Проходите пожалуйста, - робко предложил Дорофей и хотел было попросить вытереть обувь, но вовремя спохватился.
Девушка сплюнула на пол площадки и протянула ему несколько бумажек, отпечатанных на ксероксе.
- Это вам! Распишитесь здесь.
Хулин поставил закорлючку напротив номера своей квартиры.
- Вот, спасибочки! - обрадовалась девушка. - А то у вас тут все такие умные, в морду сразу врезать обещают!
- Это ничего, - окончательно смутился Дорофей, но девушка уже звонила в соседскую дверь.



Хулин курил и смотрел в окно - там хлопьями валил снег. Снежинки то медленно кружились в свете фонарей, то неслись к земле, прибиваемые ветром, наметая сугробы.
Хотелось счастья и щей.
Дорофей выбросил окурок в форточку и посмотрел на дорожку под домом. У железной подвальной двери, заметаемый снегопадом, опершись на древко лопаты курил дворник Романов. Его хуодщавая фигура в ватнике и вязанной шапочке смотрелась до боли одиноко.
- Пятница, - утешил себя Дорофей и выпил.


Дорофей отодвинул заслонку, посветил фонариком в вентиляционную шахту и стал продергивать кабель.
Полиграф Шароманович задумчиво курил на лестничной клетке. Он не вeрил в компьютеры, но двадцать рублей принес.


(c) Куссуль Ютта, 1999 - 2016
(c) Design: Вавилов Сергей, 2003